Такая мета-мета: в чем феномен популярности Монеточки?

Она непосредственная, ребячливая и ироничная. Ее называют голосом поколения Z. Впрочем, поют, еще как. С хрупким голоском, простыми мотивами, текстами, которые непонятно, как петь кому-то, кроме нее. Если пройти по тегу #монеточка в Instagram, можно услышать, как девушки истончают свои голоса, вытягивая красивую на самом-то деле метафору Монеточки:

Если б мне платили каждый раз,
Каждый раз, когда я думаю о тебе,
Я бы бомжевала возле трасс,
Я бы стала самой бедной из людей

Что в ней такого, что ее фанатами стали не только юная аудитория «ВКонтакте», но и креативный класс Facebook?

Она, безусловно, сетевой феномен, такой же как Николай Воронов со своей упоительной «Белой стрекозой любви». У Монеточки обаяние Ренаты Литвиновой (и даже с «это самое») и речь, полная естественного сленга, вокруг нее рэперы и флер легкой быстрой славы. И даже лингвист Михаил Кронгауз в своем фейсбуке обсуждает строчки из ее песенок. Только если Воронов не стал развивать амплуа гика, поющего банальности про любовь, то Монеточке пока явно есть что сказать. Он говорит, что Крым не наш, я говорю, что наш!»). В ее текстах – неловкость и нелепость, свежесть и бесстрашие («У них унисекс, а у нас – квас, иконостас, Михайлов Стас», «Мама ушла бомжевать в шалаш, папа из сейфа достал калаш. А теперь и Монеточка, такая поп, такая данс. Так резко, как иногда она, у нас могут резать только рэперы.

Эти песенки – остроумная шалость, шутка с подвохом. Из ее ранних иронических треков легко выдергиваются цитаты, уходящие в мемы: «Я такая пост-пост, я такая мета-мета», «В реальном мире я не очень, а тут я лапочка и няшка», «Коль ты мужик, будь мужиком и в интернете с огромной мышкой справедливости в руке».

Этот альбом взрослее, там выходит на свет что-то другое, серьезное, щемящее, даже страшное. Монеточке на пользу пошло сотрудничество с музыкантом и продюсером Виктором БЦХ Исаевым, с помощью которого сделан идеальный саундтрек к фильму «Кэрри» – «Последняя дискотека» – и весь альбом «Раскраски для взрослых». Там и про смерть и ее страх («Кумушки»), там и про одиночество и старость («Твое имя»), и про особый путь России («Русский ковчег»), ну и про любовь, конечно (вспоминаем «Запорожец»):

Обнять, унести, съесть,
Просто смолоть в порошок и вынюхать весь Все собаки вернулись домой, все дети нашлись здесь.
Теперь навсегда хорошо, причина тому – ты.
Хочу посидеть с тобой.

Может, Монеточка – продукт, а не человек, и ее инфантилизм продуман, а непосредственность намеренна? По поводу Монеточки, как когда-то по поводу той же Ренаты Литвиновой, возникает вопрос: она такая, как есть, не сделанная? Ей всего двадцать. Но и в живых интервью Лиза Монеточка ровно такая – с уральской манерой впихнуть во фразу больше слов, чем та может вместить, с ребячеством, иронией, волнением, внезапными всплесками искренности, не вписывающейся в шоубиз. Ее беззащитность, простые платьица в цветочек, нелепица на голове – умно выбранная позиция для разговора на любые темы, от Крыма до одиночества и взросления. Монеточка не манифестант и не голос поколения, а голосок.

Если, конечно, юность может быть позицией.

Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*